Перейти к содержимому






Фотография

Айкидо как искусство

Написано Thesaurus , 27 Октябрь 2017 · 644 Просмотров

Добрый день!
Предлагаю вашему вниманию мою небольшую статью-мнение об айкидо, и приглашаю к обсуждению. В статье есть несколько спорных с исторической точки зрения утверждений (в частности, об отказе от атэми), которые являются моим личным впечатлением от этого искусства и не претендуют на абсолютную истину.

 

Об Айкидо как искусстве

В пространстве восточных боевых искусств, равно как и в более общем пространстве всех систем физического развития, Айкидо занимает отдельное место – и место это не в углу, не на периферии этого пространства, а непосредственно в самом его центре, в самой его глубине и, одновременно с тем, на самой его вершине.

 

Связано это с тем, что Айкидо, хотя и носит название боевого искусства, или системы боя, являет собой скорее искусство, чем боевую систему. Точка зрения на Айкидо как на систему боя неизменно приводит к большому количеству вопросов, на которые невозможно дать ответ – не столько потому, что это искусство действительно не способно на них ответить, а потому, что оно отвечает на совсем другие вопросы.

 

При первом знакомстве с каким-либо видом боевых искусств и единоборств, у новопосвященного неизменно возникают вопросы: эффективно ли то, чему его учат, в бою, сможет ли он защитить себя и своих близких, насколько затраченные время и деньги – порой немалые – окупят себя при прямом столкновении с опасностью, с агрессором. Почти всегда – и это опять же не сильно зависит от выбора системы – убежденность неофита в положительном ответе на эти вопросы зависит от личности учителя, от харизмы и убедительности сенсея или тренера. Конечно, задача учителя убедить – стоит она перед ним или нет - упрощается пропорционально проценту боевой составляющей системы, ее внешней эффектности.

 

Казалось бы, Айкидо при этом заведомо имеет куда меньшее преимущество: в нем нет эффектных боев в перчатках с разбитыми носами, нет красивых высоких ударов ногами, нет акробатики и прыжков; но на самом деле, Айкидо имеет преимущество, хоть и не столь очевидное: преимущество контраста между усилием (минимальным) и эффектом (максимальным). Затрачивая минимальные усилия, практически не двигаясь, адепты этой системы заставляют своих оппонентов с грохотом падать, порой с кувырками и сальто, что не может не производить впечатление. Понятно и желание приобщиться к этой системе, овладеть этими навыками и приемами боя.

 

До сих пор я говорил об Айкидо не иначе, как употребляя слова «система» или «система боя». И хотя в некоторой мере это и справедливо, но лишь в некоторой, ибо, как я уже сказал, Айкидо в первую очередь – искусство, и искусство тем более, чем менее оно система.

 

Эта мысль требует пояснения. Я уже сказал, что новопосвященные задаются вопросами: вопросами большей частью к системе, а не к искусству. И в силу того, что Айкидо не дает на них ответ, их может постигнуть разочарование и потребность найти ответы в других системах. Я пишу: Айкидо не дает ответ, но это не значит, что такой ответ не могут попытаться дать сами адепты или мастера. Убедительно описывая преимущества системы, грамотно демонстрируя эффективность на умелых учениках, привнося в систему что-то свое, или окутывая происходящее тайнами и мистическим ореолом, учитель может какое-то – порой очень долгое время – поддерживать иллюзию ответа системы на упомянутые вопросы. Но рано или поздно невозможность получения такого ответа предстанет перед учеником – и тогда либо он начнет сам искать такие ответы, пытаясь видоизменить, приспособить систему, привнеся в нее что-то новое; либо в разочаровании покинет ее; либо, приняв это как данное, перестанет смотреть на Айкидо как на систему и начнет смотреть на нее, как на искусство.
И вот в этот момент – когда Айкидо предстает перед нами как искусство – все наносное, вся «военизированность» Айкидо, все попытки превратить его в систему становятся обузой, загрязняют его и нарушают целостность формы и духа.

 

Все бесконечные – и тщетные – попытки военизировать искусство, будь то введение соревновательной практики, или смещение акцента на ударную технику, на овладение приемами, на самооборону, противодействие вооруженному противнику или группе противников – все такие попытки приводят только к увяданию, к кастрации Айкидо как искусства. Тогда как искусство Айкидо – само по себе, как было ранее сказано – является квинтэссенцией всех боевых искусств.

 

Сознательно отказавшись от атэми – от нападения, Айкидо ограничило себя от агрессии, от разрушения, которое, являясь источником развития, приводит к видоизменению – а значит, отказу от прежней формы, и как следствие – деформации искусства. Отказавшись от агрессии, Айкидо законсервировало себя, закрепило в устойчивом положении, в положении наполненности пространства, ментальной и физической устойчивости.

 

Строгость формы, беспримерное внимание к деталям, к форме, к внешнему, и вместе с тем признание и выражение через внешнее внутренней наполненности, позволяет добиться не только гармонической расслабленности в исполнении движений, но и гармонии с партнером – не с противником и не с оппонентом, а с партнером, с отражением собственной личности, собственного «Я», двигающегося с тобой в едином движении, «во плоти единой».
«Во плоти единой» - это, конечно, насмешка, вольность, обращающее внимание на отсутствие в Айкидо чувственного. Как часто в сторону Айкидо можно услышать выпад, будто это танцы – как глубока бездна заблуждения! Формы айкидо, одиночные или выполняемые с партнером, не могут, и при всем желании не могли бы стать танцем по той причине, что танец, по природе своей – язык чувственного, общение через эмоцию. Будь то танец первобытного человека в религиозном экстазе, страстное танго или просто дерганье на танцплощадке – танец является следствием эмоционального взрыва, потока чувств, направленного в пространство или на партнера. Формы Айкидо, как и само искусство, лишены всего чувственного. Это есть ни что иное, как попытка достигнуть гармонии с партнером и с миром через строгое соблюдение телесной формы, попытка, лишенная эмоций. Любые эмоции убивают искусство, ломают форму и теряют внутреннее содержание.

 

Причем в Айкидо, в отличие от прочих боевых искусств, внешнее, как это ни удивительно, первично. Наполненность, внутренняя структура, внутреннее усилие находятся здесь в прямой зависимости от совершенства внешней формы. Тогда как, например, в Каратэ и других искусствах, не отказавшихся от агрессии, внешнее находится в зависимости от внутреннего.

 

Айкидо – это не противоборство, это сонаправленность. Вне зависимости от роли каждого из партнеров, ни одному, ни другому не приходится принуждать партнера к каким-то действиям. Оба партнера согласно движутся в одну сторону в акте интимного доверия, доверия тем большего, чем более лишенного всякого проявления чувств, эмоций и устремлений. Внешняя красота формы в конечном итоге обуславливает и целесообразность движений (ведь сказано: красота в целесообразности), с тем важным уточнением, что цель в данном случае не являет собой нанесение вреда, напротив, служит укреплению духовного родства и гармонии движения.

 

В этом и состоит феномен Айкидо как искусства, которому не чужды и формальные признаки искусства. Кихон, ката, парные упражнения, как экспозиция, разработка и кода сливаются в единое произведение, единую структуру, глубокую, гармоническую, служащую духу – в то, что мы называем Айкидо.
Остается вопрос: почему же это искусство, при всех его особенностях, называют боевым, если оно в самом чистом своем виде абсолютно неэффективно в бою? Ответить можно по-разному: например, что все те качества, которые развивают тренировки Айкидо – чувство партнера и отсутствие эмоций являются одними из важнейших бойцовских качеств и совершенное ими обладание дает очень серьезное преимущество в бою; или можно сказать, что Айкидо было рождено как наследник самурайских практик, как их продолжатель, и не может потерять эту приставку «боевое», что будет означать отрыв от корней, отказ от прародителей.

 

Но, в сущности, дело обстоит по-другому. Айкидо, отказавшись от агрессии, по сути своей освободило себя от ответной агрессии. Сама идея непротивления противнику, слияния с ним, обращения его агрессии против него самого в своем идеальном варианте означает победу без боя, то есть победу максимально меньшими потерями, меньшими усилиями – что, несомненно, в идеале являло бы собой высшее боевое мастерство. И хотя идеал, вне всяких сомнений, недостижим, стремление к идеалу – есть высшая цель искусства.
Thesaurus






Первое, что сразу же, с порога, вызывает некоторое отторжение материала - очередная претензия на «уникальность» и «квинтэссенцию». Обсуждаемые далее вещи вовсе не являются монополией айкидо.

    • Tong Po и alextamir это нравится
Фотография
ТолстыйКот
17 ноя 2017 10:31

Смешались в кучу кони, люди......

Фотография
STARодум
24 ноя 2017 15:40

Легко бы согласился с не-уникальностью айкидо, если бы не застал еще на будо-форумах несколько сезонов темы "Айкидо против...", на несколько десятков постов каждый, а, наоборот, увидел бы хоть одну тему  "Каратэ против...", "Джиу-джицу против", "Дайто-рю против..." ну и далее, по вкусу. С плюсом ли, с минусом ли , однако - уникально ))

как искусство становится ремеслом - появляется и отрабатывается методика....а для того, чтобы методики появились должно определится с целью.

и вообще - айкидо это ирими и атеми....а тут оказывается от атеми в айкидо отказались....кто именно отказался и в пользу чего, тоже неясно.

И в шутку - как это айкидо лишено чувственного - ведь айкидо - это любовь!!!!!

Октябрь 2018

П В С Ч П С В
1234567
891011121314
15 16 1718192021
22232425262728
293031    

Последние записи

Последние комментарии