Перейти к содержимому






Фотография

Случайности не случайны. Покой нам только снится.

Написано Итагаки , 20 Июль 2021 · 0 Просмотров

 



Увлечение дзюдо поглощало всё больше моего времени, и в первую очередь этот дефицит отразился на учёбе. Учителя, знавшие меня с первого класса, уже привыкли к тому, что я хорошо учусь, только вот в седьмом классе учиться я практически перестал, выезжая на старом багаже. Школьные предметы, за исключением истории, перестали меня интересовать, а сами уроки и домашние задания были только досадной причиной потери "ценного времени", которое можно было потратить на тренировки или на изучение спортивной литературы. В Центральной Детской Библиотеке, куда я наведывался уже не один год, мне посчастливилось найти перевод книги голландца Хэйна Эссинга "Дзюдо", в которой, помимо истории и философии, были описаны все основные броски и действия в партере (удержания, болевые на локоть и удушающие захваты). Если добавить, что книга была хорошо проиллюстрированна и содержала полную японскую терминологию, то стало понятно, что в мои руки очень своевременно попало настоящее сокровище. Взятые из библиотеки книги следовало возвращать не позднее двух недель, а расставаться с этим кладезем знаний мне не хотелось, поэтому я пошёл на хитрость. Прочитанные книги оставляли на столе у библиотекаря, который вставлял в них карточки и складывал в отдельную стопку, после чего их расставляли по полкам. Дождавшись, когда заветная книга с карточкой перекочёвывала в "стопку ожидания", я опять брал её себе прямо с библиотекарского стола. Дело в том, что я решил сделать себе "конспект", для чего переписывал текст и срисовывал фотографии в специально заведённую общую тетрадь. Вначале я думал ограничиться только бросками (коих было 60), но справившись с этой задачей, понял, что и техника борьбы лёжа не менее важна и полезна. Так эта книга кочевала между библиотекой и моим учебным столом почти год, пока я не выписал и не срисовал из неё всё. Естественно, что я не ограничился только теорией, наиболее заковыристые действия я пробовал разучить самостоятельно, особенно интересные открытия были именно в арсенале болевых и удушающих. Моё внимание тогда привлёк удушающий двумя ногами "До- Жимэ" - атакующий просто скрещивал, а затем выпрямлял ноги, обхватывая ими туловище противника. Такое положение в борьбе возникало очень часто, однако это удушение запрещалось к применению на соревнованиях, так как была вероятность повредить почки противника. Не веря в успех, я попробовал применить его во время тренировочных схваток - он действовал безотказно! Естественно, я этим не злоупотреблял, а убедившись в его эффективности, никогда больше не пробовал его применить.

Приблизительно в то же время, мой одноклассник Сергей Михайловский, под строжайшим секретом дал мне на день книжку Аркадия Харлампиева "Боевое самбо", которую утащил из библиотеки своего отца. Книга имела гриф "для служебного пользования" и включала в себя разделы защит от захватов, ударов руками и ногами, атак ножом, палкой угроза пистолетом и винтовкой, снятие часовых, конвоирование и связывание. Больше всего меня поразило то, что все показанные действия выполнялись на базе спортивной борьбы, которую я изучал уже год, даже не догадываясь, что эти техники имеют такое прикладное значение! За этот день я успел срисовать около 15 ситуаций, которые показались мне наиболее актуальными, книгу я возвратил в срок и вновь увидел её только лет 30 спустя, когда она, как и многие другие советские спецучебники, появились в свободной продаже. Надо ли говорить о том, какой толчок получило развитие моего здорового фанатизма? Чем отчётливее я понимал насколько неисчерпаема эта тема, тем сильнее мне хотелось её изучать.

Между тем жизнь продолжалась, в седьмом классе к нам пришли очередные новые ученики, двое из которых решили стать лидерами. Поскольку учился я с ними всего год, я уже не помню их имён, только фамилии. Я не лез вперёд, желания доминировать у меня никогда не было, но и помыкать собой я тоже никому не позволял. Вспоминая сейчас эти эпизоды, я понимаю, что эти ребята не решались идти на открытый конфликт, а искали подходящий повод скрестить со мной шпаги и показать всему классу кто есть кто. Первым на этот шаг решился Илгач - крупный парень, успевший посидеть два года в одном классе, а посему имевший некоторую фору. Кроме того он какое-то время занимался боксом, следовательно был потенциально опасен. Во время "окна" (пустого урока) мы пошли прогуляться в соседний парк "Зиедоньдарзс", знакомый нам ещё с детского сада. Был тёплый осенний денёк, мы наслаждались воздухом и солнцем, в какой-то момент кто-то затеял возню на полянке, наши мальчишки стали бороться и Илгач вызвал на схватку меня. Тут же организовался круг из зрителей и болельщиков - результат этой схватки был интересен всем. Пользуясь своим физическим превосходством в росте, весе и силе, Илгач стал напирать, но делал это прямолинейно, поэтому я достаточно легко опрокинул его передней подножкой. Отработке этого броска мы уделяли очень много времени, но в свободной борьбе до этого момента применить его мне не удавалось. Обескураженный Илгач вскочил на ноги, схватил меня и попёр вперёд ещё сильнее. Мне оставалось развернуться и уступить ему дорогу, подставив ногу и докрутить руками - улетев от передней подножки ещё амплитуднее, он прекратил попытки меня побороть.

Вторым соискателем был Хмельницкий, ещё один бывший боксёр, у него даже брови были по краям стёрты от ударов кожаной перчаткой. Так как мы были приблизительно одной комплекции, выходить со мной один на один он не решился, а подгадал момент, когда в конце урока физкультуры мы складывали на место гимнастические маты. Разбившись на пары, мы хватали маты за специальные брезентовые ручки и тащили их к брусьям, складывая аккуратной стопкой между их стойками. Когда эта стопка была на уровне колен, сзади на меня внезапно набросились трое, повалив на спину. Сейчас не вспомню, кто там был ещё, но заводилой был явно Хмельницкий, схвативший меня за горло, а его дружки крепко держали мои руки. Что они хотели этим доказать я так и не понял. Первым делом я захватил ногами бока Хмельницкого и медленно сдавил их. Хмельницкий стал похож на рыбу, вытащенную из воды - лицо его залилось краской, глаза выпучились а рот беззвучно раскрылся. Его подручные перепугались, я вырвался вначале от них, а потом отпихнул подальше "удушенного". Отдышавшись, он встал на ноги и стукнул меня кулаком в плечо. "Ты что, думаешь я драться не умею? " - прохрипел он. "Так в чём дело? - спросил я - "Давай, после уроков в парке встретимся!" Я ещё очень хорошо помнил как меня одним ударом уложил Барабанов, а Хмельницкий ему явно не уступал. Но у меня уже было моральное превосходство, кроме того, конфликт этот затеял не я, и чувствуя правду на своей стороне, отступать не собирался. Продолжения не последовало, а с Хмельницким у нас сложились дружеские отношения и на мой авторитет в классе уже никто не посягал.

Однако, я понимал, что одной борьбой в драке не победишь, бить тоже надо уметь. Поднимая разнообразную информацию о единоборствах и о Японии, я прочитал повесть Ольги Гурьян "Один рё, два бу" о японском мальчике, попавшем в услужение к грабителям, один из которых обучал его тайному искусству "каратэ-какуто-дзюцу". Это было именно то, что мне не хватало, но о занятиях каратэ можно было только мечтать. Вот только мечта эта превратилась в реальность быстрее, чем можно было ожидать...



  • Sancho это нравится