Перейти к содержимому






Фотография

Тэцудзан Курода: О ката и скрытых в них методах-4

Написано clover , 13 Февраль 2017 · 716 Просмотров

Изображение
Тэцудзан с дедом

 

(перевод clover)

 

(часть 3)

 

Возвращаясь к тому ката, которое я уже приводил в качестве примера, то при рассмотрении содержания этого ката (т.е. отвода плеча), оно, на дилетантский взгляд, могло бы показаться каким-то уж очень странным и неубедительным в плане защиты. И, если бы мой дед в свое время решил бы устранить все «недочёты» в этом ката, заменив отвод плеча на более «убедительное» уклонение всем туловищем от удара, а потом передал бы мне это ката уже в своей «авторской правке», то я бы уже никогда не узнал о стратегии краткости телодвижений.

 

Среди мастеров айкидо не принято обмениваться опытом так, как сделали вы с сенсеем Коно. Как возникла у вас эта идея и с чего всё началось?

 

Сенсей Курода: Мы познакомились, когда сенсей Коно пришёл ко мне, чтобы посмотреть на мою практику.

 

Сенсей Коно: Это было в мае 1983 г. Потом мы отправились в небольшой ресторан, где я, позабыв о времени, с шести до пол одиннадцатого ночи, сидел и слушал рассказы сенсея Курода об его деде, сенсее Ясудзи, а также прадеде, сенсее Хироси Масакуни. А затем, в следующем месяце я был приглашен на первую демонстрацию БИ Сайтамского отделения Дай Нихон Бутокукая.

 

Изображение
Прадед, Хироси Масакуни

 

Сенсей Курода: Да, я тогда был ещё очень неопытен.

 

Сенсей Коно: Однако ж, то, что я увидел на той демонстрации стало для меня настоящим потрясением. Возможно я бы подумал, что это байки, если бы кто-нибудь рассказал мне об этом, но я сам увидел подлинное мастерство сенсея Курода, его реальные способности, которые не отличалась от тех, которыми, как рассказывют, вдадел его дед. Одно дело – слушать, а другое дело – убедиться в этом - я был действительно поражен.

 

Почему вы решили обмениваться опытом?

 

Сенсей Курода: Это началось спустя приблизительно год после нашей впервой встречи с сенсеем Коно. У меня тогда были большие проблемы с ката дзюдзюцу. Я просто изображал техники из ката, а мой партнёр старательно падал, изображая их «эффективность».

 

Увидев как-то раз мою практику ката дзюдзюцу, старшие ученики моего деда посмеялись надо мной и рассказали мне такую историю: «В годы войны нам редко удавалось попрактиковаться в дзюдзюцу, мы делали ката лишь время от времени. Но эти редкие тренировки мы очень ценили, поскольку шла война и мы понимали, что это не будет выглядеть забавно, когда враг будет кидать нас, как девочек. Поэтому мы старались изо всех сил, но не смотря на это, у нас мало что получалось. Тогда сенсей указал нам на нашу ошибку, он сказал: «Не используйте физическую силу!».

 

Теперь я могу точно сказать, что поначалу был очень закрепощен, лишь потом, увидев практику старших учеников, которые были совершенно ненапряженны при выполнении действий, я начал пытаться делать то же самое. Но избавиться от инстинктивной привычки использования физической силы мне было очень тяжело, и я невольно напрягал мускулы, поскольку не верил, что «мягкие» действия смогут защитить меня от жестких атак моего оппонента.

 

Сенсей Коно стал тем человеком, который позволил мне поверить в эффективность «мягкости». Принцип «мягкости», или говоря иными словами - раскрепощенности тела – позволяет мгновенно и своевременно (тайминг) реагировать на атаку противника, обеспечивая, т.о., эффективность применяемых техник. Понять и научиться быть правильно раскрепощенным (т.е. не вялым), на самом деле, не так-то легко, этому нужно учиться в течение длительного времени. Сразу правильно раскрепоститься ни у кого не получается.

 

Кроме того, каждый раз посещая мой додзё, сенсей Коно показывал мне различные варианты применения «кири-кудзуси». Так же показывал, как защищаться в ситуации, когда противник сделал захват обех рук, и я даже попросил его, чтобы он провёл тренировку и для моих учеников.

 

Однажды я поведал сенсею Коно удивительную историю о том, как мой дед сделал 36 укеми на одном татами (прим. 0,88 м х 1,76 м). После этого сенсей Коно в телефонном разговоре рассказал мне, что его очень заинтересовал этот факт и он начал пытаться сделать нечто подобное, и у него уже получается два укеми на одном татами. После этого и я начал практиковаться в том же. Постепенно мне удалось довести выполнение укеми приблизительно до 70% от всей площади татами. Я сам никогда не видел, как дед делал укеми, но когда-то в раннем детстве слышал, как он говорил: «Согнитесь и изо всех сил постарайтесь просунуть голову подальше между ног». Из этого я ничего не понял – что это за укеми с засунутой между ног головою? И поскольку дед никогда не упоминал о необходимости тренировать гибкость тела для укеми, я так не смог понять, как его делать.

 

Как-то раз, когда меня не было, дед зашёл в додзё в момент, когда мои ученики занимались дзюдзюцу, и увидев, что они делают, выразил им своё негодование, заявив, что они даже падать толком не умеют. И не смотря на то, что дед был одет в тёплое стеганое кимоно, он с лёгкостью показал им как это делается. Когда я попросил учеников показать, что он сделал, они ответили, что не смогут повторить и, т.о., я, к сожалению, остался без столь нужных для меня сведений. Единственное, что мне удалось узнать от учеников, это то, что дед смог сделать укеми на площади равной примерно 12 дюймов (30,48 см).

 

ИзображениеДед (68 лет) в Хираива (пригород Киото)

 

Я почти пришёл в отчаяние в попытках понять, как же делается этот «короткий» укеми. Т.е., я понимал, что чтобы 36 раз сделать укеми на одном татами, нужно их всё время как-то делать на одном и том же месте. Но это было просто поразительно, как мой дед, будучи уже глубоким стариком, смог сделать укеми на площади примерно 12 дюймов, да ещё с такой скоростью, что мои молодые ученики не успели ничего понять.

 

Сенсей Коно то же пытался разобраться, как делается этот «короткий» укеми, и достиг в этом деле некоторого прогресса. Постепенно и я стал догадываться, как его делать. Я думаю, что во многом этому способствало и то, что я вышел на новый качественный уровень в результате пересмотра своей практики дзюдзюцу, которое до того времени было моим слабым местом.

 

Свои этапы прогресса в выполнении «короткого» укеми я записывал на видео. И мне теперь приятно вспоминать об этом. Первый большой успех ко мне пришёл в начале мая 1988 г., тогда я смог сделать 2 укеми на одном татами, а затем пошло легче: 26 мая - 3; 29 мая - 4; 31 мая - 6; 3 июня - 8; 9 июня - 12; 12 июня - 18; 14 июня - 37; 19 июня - 43. В «коротком» укеми практически нет переката. И даже можно не отталкиваться ногой от пола для разгона. Это я уже понял потом в ходе совершенствования «короткого» укеми.

 

 

Сенсей Коно: Я был просто поражен его одержимостью тренировками и скоростью прогресса в мастерстве. Когда мы начали заниматься дзюдзюцу, в феврале 1989 г., его манера выполнения техник была жесткой и дёрганной, но уже через 4 месяца, в июне, он начал делать телодвижения мягко и плавно, да и стратегия защиты стала утонченной - он научился пользоваться усилием противника (т.е за 4 месяца освоил Айки). Можно сказать, что он был белым поясом, которому удалось за 4 месяца подняться до уровня 4-5 дана.

 

(продолжение)






Август 2022

П В С Ч П С В
1234567
8 91011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Поиск по блогу