Перейти к содержимому






Фотография

Случайности не случайны. Окончательный выбор.

Написано Итагаки , 09 Сентябрь 2021 · 192 Просмотров

Переход в спортивный класс не мог не сказаться на моём мироощущении. Вдобавок к привычным делам добавились ежедневные двухразовые тренировки и новый круг общения, причём круг этот уже был "просеян" и состоял из таких же фанатов (в большей или меньшей степени). Сразу же увеличился поток интересующей меня информации, превратившийся из речек в целый океан. Помимо различных историй, передающихся из уст в уста, это были зарубежные книги и журналы о различных восточных единоборствах, среди которых преобладали дзюдо и каратэ. На приобретение некоторых, особенно ценных экземпляров, у нас хватало своих скудных средств, чаще всего мы просто перерисовывали целые книги, которые давали нам "посмотреть" на некоторое непродолжительное время. Причём первое пособие - польский двухтомник "Дзюдо - самооборона", мой товарищ перефотографировал. Я наклеил эти фотографии в толстую общую тетрадь в строгом соответствии с нумерацией страниц, но этот фолиант послужил мне недолго. В нём не доставало чего-то настоящего, чего я ещё сам для себя не смог понять и сформулировать поэтому я поменял его на что-то более ценное.
А те тетрадки, куда я перерисовывал "приёмчики" и переписывал газетные и журнальные статьи, были пропитаны фанатизмом и желанием всем этим овладеть. В то же время я приобрёл журнал "Budoka" из-за обилия цветных фотографий различных единоборств. Большая половина объёма его страниц занимала реклама будо-продукции, учебных и художественных фильмов. Именно там я увидел впервые фото мускулистого китайца, разбивающего деревянную стену ударом ёко-гери, под которой было написано "Bruce Lee - king of kung-fu". Про короля кунфу я понял, а первые два слова переосмыслил очень неординарно, решив, что это реклама джинсов "Lee" - брюки Ли! Когда я, показав журнал Игорю Врублевскому, озвучил это предположение, то вызвал у него настоящий припадок. Он хохотал до слёз, с трудом выталкивая из себя слова, характеризующие мою эрудицию. Оторжавшись и утерев слёзы, он подробно рассказал мне всё, что было ему тогда известно о герое киноэкрана, Брюсе Ли, котороготогда уже не было в живых. Игорь занимался в старшей группе Сэн Э и доставлял мне подобную информацию "из первых рук", которая тоже не всегдабыла верной. Но следует сказать, что Игорь всегда поправлялся и говорил мне про эти искренние заблуждения. А вот сам смысл названия журнала "будока" от нас тогда был скрыт и мы по этому поводу не шибко горевали. В дальнейшем, когда года через два в нашей жизни появились видеомагнитофоны и подпольные платные просмотры фильмов с тем же Брюсом Ли, я продал этот журнал более юному "фанату", чтобы потратить деньги на новое информационное поле.
Окончательно эта история "закольцевалась" когда из своей очередной поездки вернулся Арис Николаевич Рудзитис. Если не ошибаюсь, случилось это в 1980-м году, в Токио проходил первый Кубок Дзигоро Кано, посвящённый столетию дзюдо. Почему его решили провести на два года раньше официальной даты, мне неведомо. Как всегда в таких случаях, утренняя тренировка была построена на разборе последних технических новинок, подсмотренных Арисом Николаевичем на турнире и из сведений судейского семинара. Рудзитис рассказал, что соревнования проходили в Будокане, были персонально приглашены все сильнейшие дзюдоисты планеты, а японцы выставили по двух борцов в каждую категорию, имена которых специалистам ничего не говорили. И в каждой категории эти борцы встретились в финале, победив всех своих именитых соперников! Даже безнадёжно проигрывая, японцы напирали до конца и у них получалось вырвать победу на последних секундах! Увести домой золото удалось только немцу Лоренцу. Всё это Рудзитис описывал и демонстрировал так красочно, что у меня появилось стойкое ощущение своего присутствия в стенах Будокана. А в конце тренировки он дал нам посмотреть журналы, привезённые из Японии. Даугавские представители трёх спортивных классов сгрудились в компактный полукруг и священном молчании, страница за страницей, пролистали всё это великолепие. Особенно мне запомнился огромный чёрнобелый журнал с изображением статуи Будды из храма Камакура на обложке. Иероглифы дублировались английским текстом, но я видел только ярчайшие фотографии и пауков японского письма. Сейчас я могу сказать, что в журнале кратко описывались японские единоборства и боевые искусства, соревнования и выступления которых проходили в Будокан - сумо, дзюдо, каратэ, айкидо, кюдо, шоринджи кэмпо, кэндо, нагината и дзюкэндо. Каждому из них был отведён разворот из двух страниц. На первой разместились одна фотография, краткая аннотация с фотографией основателя или руководителя организации и большие иероглифы названия, на второй - английский перевод и две фотографии поменьше. Каждый снимок дышал жизнью, обдавая нас духом борьбы, традиции и беззаветного каждодневного труда. Особенно впечатлила фотография Морихэя Уэсибы, стоящего на одном колене и бросающего двоих нападающих, а так же Шоринджи Кэмпо, выполняющих удары ногами в прыжке на фоне живописной японской природы. Можно сказать, что тогда я офанател во второй раз, окончательно и бесповоротно...
И не беда, что я связал тогда термин "будо" с дзэн-буддизмом, очень скоро всё встало на свои места, но отношение к Будо с тех пор не поменялось и не пропало. Его можно сформулировать в одном предложении - Будо стало моей жизнью.



  • Sancho это нравится