Перейти к содержимому






Фотография

Кратчайшая история развития каратэ в Латвии.

Написано Итагаки , 06 Февраль 2022 · 424 Просмотров

Первым человеком, начавшим практиковать и преподавать каратэ в Латвии, считают Олега Онопченко, который собрал группу единомышленников в 1974-м году. Как и все энтузиасты того времени, знания он черпал из зарубежных книг и общения с более опытными коллегами (в его случае это Р. Рейн из Эстонии, Гусейн Магомаев из Дагестана и др.). Онопченко (03.02.1954 - 13.07.2019) был авторитетным человеком в кругу латвийских энтузиастов боевых единоборств и дал старт многим из ныне известных мастеров каратэ, ушу, айкидо и т. д. На протяжении всей своей сознательной жизни он активно изучал множество направлений восточных единоборств, медицины, традиций и культуры, посещал разные страны и имел обширные контакты со множеством иностранных специалистов. В период с 1976 по 1984 (до запрета на обучение каратэ) Онопченко вёл группы ушу (кунфу), а так же принимал участие в подготовке спортсменов-каратистов, выступавших от Добровольного Спортивного Общества "Даугава", дальнейшем преподавание и практику каратэ прекратил, переключившись на другие направления. Развитие латвийского спортивного каратэ начали Сергей Травин, Александр Шестаков и Александр Курченко. Травин и Шестаков познакомились в 1973-м году на почве интереса к каратэ и какое-то время пытались овладеть им самостоятельно, используя всю, доступную им литературу и постепенно расширяя круг своих знакомств с такими же самоучками. Вскоре они вливаются в группу Олега Онопченко и некоторое время занимаются с ним, продолжая самостоятельные искания. Некоторое время спустя (1974-75 г) они знакомятся с Сергеем Сорбучевым (Тула) и получают от него некоторую методическую информацию, а так же узнают, что изучение каратэ уже идёт полным ходом как в Москве, так и в других крупных городах. Ими принимается решение поехать в Москву, что они и реализуют, попав в школу (Сэн Э) Алексея Штурмина и Тадеуша Касьянова. Это сразу же качественно отразилось на их уровне, так как методика Сэн Э была лучше проработана и была одной из передовых в СССР, а так же они получили возможность лучше ориентироваться в том, что происходит с каратэ на союзном уровне и оперативно реагировать на все эти новости. Таким образом в Латвии появился филиал Сэн Э. Когда в 1978-м году была создана "Комиссия по борьбе каратэ", аналогичную комиссию создали и в Латвийской ССР, которую возглавил Александр Курченко. Он тогда же стал инициатором того, чтобы Сергей Травин и Александр Шестаков возглавили работу секций каратэ в Спортивном Клубе Армии и в "Динамо" соответственно. Все эти действия дали возможность обратиться ко всем, кто занимался каратэ "подпольно" с предложением легализоваться и предоставить о себе сведения в Комиссию, что и было сделано через печатный орган ВЛКСМ Латвийской ССР газету "Советская Молодёжь", в которой Курченко тогда работал. Так же в статье говорилось о создании Центральной Школы Каратэ, которая займётся подготовкой инструкторов, разработкой спортивных правил, обучением судейского корпуса и спортсменов, которые в дальнейшем станут получать спортивные разряды. Но всё это будет возможно только для лояльных людей.В результате какие-то группы встали под знамёна Сэн Э, кто-то зарегистрировался как команда профсоюзных спортивных обществ, а кто-то так и остался в подполье. Именно в те времена Курченко запустил понятие "оппозиционеры", говоря про тех, кто не вошёл в Сэн Э.

Связь рижского филиала с московским центром установилась самая тесная. Одним из первых московских инструкторов Сэн Э, посетивших Ригу, был Николай Позвонков (по непроверенным данным сотрудник КГБ), позже визит нанёс и Тадеуш Касьянов. Тренировки с этими специалистами сильно вдохновили рижан, стало очевидно, что латвийское каратэ выходит на надёжные рельсы. Наиболее продвинутые ученики Травина и Шестакова вместе со своими наставниками периодически приезжают на занятия в Москву, повышая свой технический уровень. Первым на степень "красный пояс" (Зажжённый факел) аттестовывается Сергей Травин, следом за ним и Александр Шестаков. Вся эта активность сильно тревожит тех, кто по разным причинам отказался примкнуть к этому движению. Не смотря на скудную информацию о каратэ, в среде "оппозиционеров" тщательно муссируется тема, что "стиля Сэн Э" в мире не существует, что никаких традиций "корейского каратэ" нет и быть не может, и что вся школа Сэн Э целиком состоит из компиляций и заимствований. Надо сказать, что в те времена все эти нападки адептами Сэн Э яростно отметались. Сейчас уже не для кого не секрет, что "базу традиций" под систему, которую преподавал Алексей Борисович Штурмин подводили сообща. Известно имя человека, предложившего иероглифы "Сё гай" (кор. Сэн Э) - Вся Жизнь или "Дело всей жизни". Насколько я могу судить, то в создании канонов Школы принимали участие самые продвинутые ученики Алексея Штурмина и Тадеуша Касьянова, которые и написали эту "легенду", создали систему градаций по поясам и экзаменационные требования. Всё вышеперечисленное складывалось в стройную систему обучения и прогрессирования, которая, к тому же, имела официальное признание и юридическую силу. Что либо противопоставить этому "оппозиционеры" просто были не в состоянии, этим и обуславливалось опережение развития групп Сэн Э - у них изначально была перспектива!
Нельзя не упомянуть и о том, что руководители Курченко, Травин и Шестаков с самого начала пытались заявить о себе, как о лояльных членах общества, которые готовы использовать свои навыки для обеспечения общественного порядка. Они состояли в народной дружине и взяли под свой контроль клуб имени Дзержинского, в котором им выделили помещение для тренировок и в котором устраивали вечера отдыха, то есть "танцы". В один из таких вечеров произошёл конфликт, который был вполне ожидаем - "каратисты" оказались волками во псарне, которую уже считали своей местные гопники, среди которых была и "золотая молодёжь" того времени. Верховодил этой ватагой Борис Ижик, хорошо развитый тяжеловес и закончилось всё это "массовым побоищем", со стороны каратистов работало пять человек, со стороны "хулиганов" более десяти. Решающее преимущество каратисты получили тогда, когда Александр Шестаков, как Брюс Ли. извлёк нунчаки и разбил голову главарю Ижику. На следующий день фигуранты незапланированно встретились в очереди к травмотологу и Борис Ижик стал преданным учеником Александра Шестакова, Чемпионом Латвии по каратэ и участником Чемпионата СССР по каратэ от Латвии в Ташкенте (1981 год).
Грамотно используя все эти преимущества, латвийский филиал школы Сэн Э через статью в газете "Советская Молодёжь" объявляет открытый набор в официальные группы каратэ юношей и мужчин, достигших 14-летнего возраста.Не знаю, есть ли ещё где-то аналоги подобного мероприятия, которое случилось в сентябре 1979-го года на станции Калнгале. (Для справки - Калнгале, железнодорожная станция на ветке Рига-Саулкрасты от которой необходимо пройти около 2-х км до берега Рижского залива, так называемый "дикий пляж", который уже давно облюбовали для своих тренировок "каратисты" Онопченко и другие неформальные группировки. Относительно недалеко от Риги и достаточно мало "лишних глаз"). Тогда и много лет спустя (до 1982) электрички из Риги шли переполненными, а после Калнгале далее следовали пустыми - масса людей ехала заниматься каратэ! На тот момент у Травина и Шестакова было достаточно старших учеников, всех прибывших разбили на сотни и каждую возглавил боец Школы. В его задачу входило возглавить кросс по пляжу, дюнам и лесу, протяжённость которого было около 5-ти километров. Не лишне было добавить, что эти "Сусанины" прекрасно знали протяжённость всех маршрутов. После выхода на финишную прямую, им надлежало забежать в круг инструкторов, в который запускали только первую десятку, а остальных "выбраковывали". Естественно, тогда никто никакой статистики не вёл и из тысяч желающих были отобранны десятки выносливых бегунов, которым предстояло доказать, что этот выбор был не случайным.



  • Dmitrij и Sancho это нравится



У Сэн-Э была очень красивая система рангов, и, как мне кажется, весьма разумная.

    • Итагаки это нравится