Перейти к содержимому






Фотография

Кратчайшая история развития каратэ в Латвии - 3.

Написано Итагаки , 11 Март 2022 · 218 Просмотров

Первые ученики Сергея Травина и Александра Шестакова составили костяк латвийского филиала Сэн Э, а после официального набора 1979-го года практически все они стали вести тренировки во вновь образованных группах. Всех фамилий сейчас не перечислить, назову только тех из них, кто в промежутке между 1979-1982 году был удостоен красного пояса - Абилев, Астанков, Пантелеймон, Разживин, Цакулс, Ерзин, Кан и другие. У многих из названных людей было несколько групп, которые им помогали тренировать уже их ученики. Не будет преувеличением сказать, что в те годы количество людей, занимавшихся каратэ в Латвии исчислялось десятками тысяч, и это при том, что принимались желающие только с 15-ти лет и старше. Кроме Риги группы Сэн Э существовали в Юрмале, Даугавпилсе, Резекне, Лиепае. Регулярно проводились чемпионаты республики и Риги, были сформированы судейский корпус и сборная, которые участвовали во многих всесоюзных соревнованиях включая и Чемпионаты СССР. Лучший результат тогда показал Эдгар Цакулс, занявший 5-е место на Чемпионате СССР в Ташкенте в 1981-м году. Другой латвийский спортсмен, Олег Сидорчук, дважды становился победителем Чемпионатов СА и ВМФ в 1981 и в 1982 годах.
В ноябре 1979-го года Ригу посетил Алексей Борисович Штурмин, которому латвийские представители Сэн Э устроили грандиозную встречу. Поскольку встречающих было больше двух сотен человек (каждый принёс цветы), то их разместили на привокзальной площади. В первом ряду были поставлены два огромных стенда с изображениями эмблем школы (нагрудная с японскими иероглифами "каратэ" и поясная с корейскими иероглифами "Сэн Э"), там же располагалась группа около пятидесяти человек, одетых в белые доги. Когда в сопровождении Сергея Травина и Александра Курченко на площадь из здания вокзала вышел Алексей Штурмин, кто-то скомандовал "Шихан Рэй!" и все встречающие прокричали "Осс!", одновременно застыв в церемониальном поклоне. Множество посторонних людей, спешащих по своим делам, невольно замедляли шаг для того, чтобы понять что же здесь происходит. Это было похоже на съёмки фильма, настолько всё необычно выглядело - стенды с иероглифами, босоногие люди в белых одеяниях, массовка, держащая цветы - и всё это в холодном ноябре! Вдобавок к месту встречи подогнали антикварный "Мерседес", в который уселся видный молодой человек в чёрном кожаном пальто (Алексей Штурмин) и сопровождающие его, не менее импозантные люди, среди которых был и офицер Советской Армии в парадной форме. В 1979-м году такую картину в самом центре столицы союзной республики представить себе было немыслимо, но это было! И люди отказывались верить своим глазам! Алексей Борисович пробыл в Риге несколько дней, проводил встречи, тренировки, принимал участие в решении организационных вопросов.
Весь этот бум вокруг явления под названием "каратэ" не мог остаться незамеченным и органами власти, и компитентными структурами. С самого начала ими были предприняты попытки контролировать это движение, назначались ответственные, выпускались положения и приказы республиканского Спорткомитета, партийных и комсомольских органов, были подключены средства массовой информации. Однако взять под контроль всех не получалось. Не последнюю роль сыграла и эта встреча Алексея Борисовича Штурмина - ни одного партийного руководителя или звезду спорта простые самоорганизованные люди не приветствовали с таким размахом. Вначале были запрещены тренировки у "оппозиционеров", то есть разрешалось проводить занятия каратэ только в официальных группах Спортивного Клуба Армии и "Динамо". Однако этот запрет никого не остановил и занимающихся меньше не стало, а так как СКА и "Динамо" являлись вотчиной Сэн Э, то это автоматически отсекало всех их конкурентов извне на соревнованиях республиканского уровня. Но со временем контроль всё больше ожесточался и "в подполье" стали уходить множество групп Сэн Э, а официально тренироваться в доги могли только старшие группы школы, составляющие членов национальной сборной, сборной СКА и "Динамо", а так же кандидатов в них. Называемыми причинами были нетрудовые доходы, борьба с уличной преступностью и чуждая идеология, немаловажным было и то, что создавались разветвлённые структуры тренированных и дисциплинированных людей, которые подчиняются распоряжениям своих лидеров. Всё это привело к тому, что в 1984-м году появилась уголовная статья за "незаконное обучение каратэ", которая разрешала тренировки только сотрудникам Министерства Внутренних Дел, Комитета Государственной Безопасности, а также офицерам и служащим срочной службы Советской Армии и Военно-Морского Флота.
Нельзя сказать что те, кому запрещали тренироваться и обучать каратэ, этого не делали. Конечно, массовость резко сократилась, а соревнования проводились только по линии МВД и СА. Поскольку преподавать запрещалось каратэ, начались тренировки под видом ушу, рукопашного боя и кикбоксинга. Одним из первых пример этому подал Тадеуш Рафаилович Касьянов, переименовав своё каратэ в "рукопашный бой". В одном из телеинтервью того времени он произнёс фразу: "Не нужно путать японское каратэ с русским рукопашным боем!". Всё бы ничего, но в это время группа его учеников, одетых в доги, выполняла один из базовых формальных комплексов Сэн Э. Нужно сказать, что летом 1980-го года между Алексеем Штурминым и Тадеушем Касьяновым произошёл раскол, Касьянов со своими учениками покинул Центральную Школу Каратэ, а руководители латвийского филиала Сэн Э стали сотрудничать с Касьяновым. Ещё до запрета, в 1982-м году Сергей Травин трагически погиб, а лидерство захватил инициативный Марис Абилев. Александр Шестаков был чужд политике и амбициям, он и его старшие инструктора продолжали тренироваться в "Динамо" и никакие запреты их не касались. В 1988-м году Абилев организует первый "Фестиваль Ушу", на который, в числе многих других, прибыла команда возглавляемая Тадеушем Касьяновым и демонстрирующая каратэ. Это послужило сигналом для всех - каратэ выходит из подполья! Вначале робко, а потом всё смелее, стали появляться группы обучающие каратэ. Но вместе с возвращением каратэ в Латвии появились и другие виды единоборств - таеквондо, кик и тай-бокс, саньда, а также конкуренцию Сэн Э составили другие стили каратэ - Шотокан, Годзю-рю, Кёкушинкай и многие другие. Как ни странно, бывшие лидеры латвийского филиала Сэн Э разобрали себе именно эти новые стили и единоборства, а верными Касьянову остались только Анатолий Матюшенко и Александр Рыбак (оба удостоены степени чёрного пояса Сэн Э - единственные на данный момент в Латвии) со своими учениками. Сейчас филиал возглавляют Роман Рыбак (сын Александра Рыбака) и Игорь Пихуревский.
Ветераны латвийского Сэн Э поддерживают связь. По нашей инициативе с 2015-го года мы празднуем День Рождения Сэн Э (10 сентября 1969 года) стократным исполнением какой-либо ката из арсенала школы на морском пляже. Этим мы отдаём дань традиции первых лет занятий, нашим учителям, нашим соратникам как здравствующим, так и ушедшим. Чтобы сейчас не говорили о "советском каратэ" и о людях, его развивающих, Центральная Школа Каратэ и Сэн Э навсегда золотыми буквами вписаны в нашу историю, которую нужно знать, помнить и уважать.



  • ilho и Sancho это нравится