Перейти к содержимому






Фотография

Случайности не случайны. Пижоны и курильщики.

Написано Итагаки , 22 Май 2021 · 291 Просмотров



Надо ли говорить, что каждую тренировку я ожидал, как праздник? Это и был маленький праздник, всякий раз приносящий большие открытия. Возможно, для двенадцатилетнего мальчишки каждый прожитый день полон значительными событиями и открытиями, но когда делаешь их, занимаясь на ковре в зале дзюдо, они врезаются в память особенно глубоко и накладывают неизгладимый отпечаток на всю дальнейшую жизнь.


Очень скоро я освоил новый распорядок дня и приходил на тренировку заблаговременно, имея солидный запас времени. Погода стояла отличная, было тепло и солнечно. Здание "Даугавы" располагалось на берегу городского канала у самого мостика, перейдя который попадаешь в парк. Там можно было побродить по аллеям, посидеть на скамейке, но, если у здания уже были припаркованы оранжевые "Жигули" Ариса Николаевича Рудзитиса, я предпочитал рассматривать многочисленные наклейки, которыми пестрил его салон и заднее стекло. На них были изображены дзюдоисты, выполняющие диковинные приёмы, эмблемы различных клубов и федераций с надписями на различных языках, включая таинственные и изящные иероглифы. Венчала всё это великолепие резиновая фигурка смешного человечка, одетого в белое кимоно с чёрным поясом, обутого в восточные тапочки и надписью "judo-fan" на спине! Очевидно, что всё это он привозил из своих многочисленных поездок на судейство соревнований за рубежом. Интересно, что у Великотного и Лиекне также имелись "Жигули" оранжевого цвета, но, к моему сожалению, никаких наклеек на них не было. Естественно, что смотрел я на своих наставников во все глаза и наматывал на ус каждое их слово, особенно если они впрямую что-то нам рекомендовали или советовали.

Однажды, когда вся группа выстроилась на кромке ковров для начала тренировки, Сергей Анатольевич Великотный, пристально прощупав взглядом нашу многочисленную шеренгу,строгим голосом произнёс: "Я хочу, чтобы из строя вышли те двое, которые только что курили под мостом!". Имелся в виду тот самый мостик через канал. Повисла пауза, потом из строя вышли двое понуренных ребят, на пару лет старше меня. Пробурив их взглядом, Великотный обратился к нам: "Ребята, вы должны понимать, что если вы решили заниматься спортом, тем более таким, как борьба дзюдо, про сигареты нужно забыть раз и навсегда! Не думайте, что сможете скрыть от нас то, что вы курите, мы узнаем об этом по результатам ваших занятий. Курильщикам среди нас не место! Для вас двоих тренировки уже закончились, если ещё кто-нибудь втихаря курит - лучше в зал не приходите!". Год назад я, как и большинство моих одноклассников, пробовал курить. Тогда мы думали, что это неотъемлемый атрибут взрослого мужчины. Но, решив заниматься спортом, я понял, что сигареты вовсе не делают тебя значительнее, а тело, как и дух, закаляются иначе. И вот, оказалось, что я был прав!

Следующий урок преподал Арис Николаевич Рудзитис. Случалось, что тренировки они проводили не вместе. Когда нам показали первый приём - бросок через бедро, вёл тренировку Великотный и для демонстрации он взял самого рослого из нас. На следующей тренировке в одиночестве остался уже Рудзитис и когда наступило время отработки броска, он собрал нас вокруг центрального ковра и сказал: "Я знаю, ребят, что на прошлой тренировке вы начали изучать бросок через бедро "Уки-гошшь". Он именно так всегда и говорил "ребят", а не "ребята" и японские термины произносил немного иначе, чем они были написаны - Уки-гошшь, а не Уки-гоши. Много позже, когда я услышал, как произносят слова сами японцы, я понял, что Арис Николаевич произносил их в точности так же! А тогда я думал, что это из-за чуть уловимого латышского акцента. Несомненно, что он контактировал на семинарах и соревнованиях с японскими мастерами и судьями и это произношение перенял у самих родоначальников дзюдо. Сейчас это бы никого не удивило, но почти полвека назад, когда не было интернета и мобильной связи, когда мы представить себе не могли как выглядят живые иностранцы, такая осведомлённость была крайней редкостью. И, повторюсь, нам крупно повезло с наставниками. "Может кто-то - продолжал он - выйти и показать то, чему научился?". После некоторого замешательства, в центр круга вышла пара ребят и взяли захват. "Стоп!" - внезапно скомандовал Рудзитис. Пока мы недоумевали, что добровольцы сделали не так, он запустил руку за воротник одному, а вторую руку - в рукав другому, выудив оттуда металлические цепочки. Нужно сказать, что эти самые цепочки, звенья которых были изогнуты особым образом, только вошли в моду. Особым шиком считались браслеты и шейные цепочки с металлической пластиной в форме безопасной бритвы, а самые крутые парни гравировали на этих "лезвиях" группу крови. Подняв вверх руку с браслетом одного и приподняв за "ошейник" другого, Рудзитис молча и неторопливо прокрутил парочку по кругу, демонстрируя эту красоту всем собравшимся, совсем как рефери в ринге при объявлении победителя. Зрелище было потешным, однако никто даже не хихикнул - лицо Ариса Николаевича было непроницаемым и хмурым, гася в самом зародыше любую искорку веселья. "Вот это, ребят, мы называем "пижонство"! - сурово и назидательно произнёс он - никогда не надевайте на тренировку ничего подобного, да и вне зала носить это ни к чему!" Незадачливые пижоны побежали приводить себя в порядок, на их место пришла другая пара и тренировка продолжилась.

Из-за этих назиданий или из-за чего-то другого я не приобрёл привычки носить на себе какие-либо "украшения", даже наручные часы вызывают дискомфорт. По этой же причине я ничего не изображаю на своём теле, хоть и не осуждаю тех, кто набивает себе татуировки и цепляет "побрякушки" на самые неожиданные места. Что же поделаешь, коли сейчас такое время? Однако, своим ученикам я советую воздерживаться от таких желаний. Что же до курения, то я закурил на третий день службы в армии, попав в сержантскую учебку, где передышки были только во время перекуров, да и то это касалось курильщиков, а некурящим и тогда находилось занятие. Я воскуривал сигарету в знак протеста против такого вопиющего произвола, а потом это стало ритуалом ухода в другую реальность. Это напоминало "чурики" в детском саду - во время перекура тебя оставляли в покое, находящиеся в курилке сержанты и рядовые официально даже не отдавали воинскую честь проходящим мимо прямым начальникам и командирам! Такое положение было прописано в Уставе. Конечно, можно было и там воздерживаться от курения, но я не считал большой бедой выкуривать пять сигарет в сутки и бросил эту привычку в первый же день после демобилизации. И я очень рад, что мои дети так же не курят. А иначе назидания и требования не работают - если требуешь чего-то от других, то прежде всего ты должен выполнять это сам. Эту истину я впервые понял и прочувствовал именно в даугавском зале дзюдо.



  • ВиШень, Алексей Шейнтов, Alex_219 и еще 1 это нравится